Утрата прав на жилое помещение

pagetitle

Вопросы утраты прав на жилое помещение постоянно являются одними из наиболее актуальных, поскольку затрагивают практически каждого.

1. В тех случаях, когда жилое помещение используется гражданами на основании договоров социального найма, предметом споров часто является признание граждан утратившими право пользования жилым помещение в связи с добровольным и постоянным выездом из жилого помещения (статья 83 Жилищного кодекса Российской Федерации).

В целом, предмет доказывания по таким делам уже сформировался и не вызывает больших вопросов. Однако далеко не все граждане готовы смириться с тем, что нельзя выселить («выписать») человека только на том основании, что он не оплачивает жилое помещение и коммунальные услуги. Как правило, финансовые споры между жильцами таких квартир являются только вершиной айсберга. На самом деле у них может быть очень много как имущественных, так и неимущественных претензий друг к другу, в том числе претензий относительно исполнения родственных и личных неюридических обязательств (детей по отношению к родителям, родителей по отношению к детям и так далее).

Наличие же конфликтов в таких случаях, как правило, является основанием для отказа в удовлетворении исков о признании утратившим право пользования, поскольку свидетельствует о том, что выезд из жилого помещения не был добровольным.

Что же касается невнесения платы за жилое помещение, то это не является безусловным основанием для выселения. Более того, оно легко устраняется путем единовременной уплаты всего или части долга.

Кроме того, задолженность, по общему правилу, лежит на нанимателе, а не на непроживающих в квартире бывших членах семьи. Поэтому формально такие бывшие члены семьи напрямую не несут ответственности перед наймодателем или исполнителями коммунальных услуг. Для решения данной проблемы следует первоначально обращаться в суд с требованиями об определении долевого участия в оплате за жилое помещение и коммунальные услуги.

2. Судебная практика постоянно развивается. И в настоящее время те подходы, которые были выработаны при рассмотрении указанной категории дел (в отношении договоров социального найма), распространяются и на дела, связанные с выселением граждан, участвовавших в приватизации, отказавшихся от приобретения доли в праве общей долевой собственности, но продолжающихся пользоваться жильем или просто сохраняющих регистрацию в данном жилом помещении.

Одно из таких дел стало предметом рассмотрения Верховного Суда Российской Федерации (определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 4 февраля 2014 года № 46-КГ13-6).

Верховный Суд, отменяя судебные постановления нижестоящих судов, указал, что тот факт, что человек на момент приватизации квартиры имел равные с собственником права, не является безусловным основанием для сохранения за ним права пользования квартирой.

Суд обратил внимание на то, что судами была неправильно применена норма статьи 19 Федерального закона от 29 декабря 2004 года № 189-ФЗ «О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации», согласно которой действие положений части 4 статьи 31 Жилищного кодекса Российской Федерации не распространяется на бывших членов семьи собственника приватизированного жилого помещения при условии, что в момент приватизации данного жилого помещения указанные лица имели равные права пользования этим помещением с лицом, его приватизировавшим, если иное не установлено законом или договором.

По мнению суда, данная норма распространяется только на тех граждан, которые проживают совместно с собственником. В тех же случаях, когда такой (бывший) член семьи выехал из квартиры, к нему по аналогии закона (статья 7 Жилищного кодекса Российской Федерации) подлежат применению положения статьи 83 Жилищного кодекса Российской Федерации, а также соответствующие разъяснения, содержащиеся в пункте 32 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 2 июля 2009 г. № 14 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации».

В данном пункте постановления Пленума, в частности, разъясняется, что, разрешая споры о признании нанимателя, члена семьи нанимателя или бывшего члена семьи нанимателя жилого помещения утратившими право пользования жилым помещением по договору социального найма вследствие их постоянного отсутствия в жилом помещении по причине выезда из него, судам надлежит выяснять: по какой причине и как долго ответчик отсутствует в жилом помещении, носит ли его выезд из жилого помещения вынужденный характер (конфликтные отношения в семье, расторжение брака) или добровольный, временный (работа, обучение, лечение и т.п.) или постоянный (вывез свои вещи, переехал в другой населенный пункт, вступил в новый брак и проживает с новой семьей в другом жилом помещении и т.п.), не чинились ли ему препятствия в пользовании жилым помещением со стороны других лиц, проживающих в нем, приобрел ли ответчик право пользования другим жилым помещением в новом месте жительства, исполняет ли он обязанности по договору по оплате жилого помещения и коммунальных услуг и др.

Таким образом, вполне возможно выселить человека, жившего в жилом помещении на момент приватизации, но не приобретшего права собственности.

Характерно, что в последнее время Верховный Суд Российской Федерации значительно чаще стал использовать аналогию закона при обосновании своих выводов.

3. В указанных выше случаях выселяемый человек обладает объемом прав, сравнимым с объемом прав собственника (нанимателя) жилого помещения. Этим объясняется то, что лишение человека жилища происходит гораздо реже и для удовлетворения иска требуется гораздо больший объем доказательств и усилий со стороны истца.

По сравнению с этими случаями вопрос о выселении бывшего члена семьи собственника, не проживавшего в квартире на момент приватизации, решается гораздо проще. По большому счету, единственный вопрос, который интересует суд и от которого будет зависеть итоговое решение, состоит в том, является ли выселяемый членом семьи собственника или нет.

При этом само по себе наличие или отсутствие родственных отношений или заключение брака далеко не всегда имеет решающее значение. Так, родители могут выселить совершеннолетних детей, а совершеннолетние дети – нетрудоспособных родителей. Последняя ситуация случилась с одним из клиентов бюро. Суд выселил нетрудоспособного родителя по иску дочери, являющейся собственником квартиры. Основным аргументом в пользу выселения для суда было то, что фактически дочь длительное время не жила с матерью и не вела совместное хозяйство. Наличие алиментных обязательств суд не рассматривал в качестве препятствия для выселения или хотя бы для предоставления отсрочки выселения в соответствии с частью 4 статьи 31 Жилищного кодекса Российской Федерации.

Как следует из разъяснений, содержащихся в пункте 13 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 2 июля 2009 г. № 14 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации», по смыслу частей 1 и 4 статьи 31 Жилищного кодекса Российской Федерации, к бывшим членам семьи собственника жилого помещения относятся лица, с которыми у собственника прекращены семейные отношения. Отказ от ведения общего хозяйства иных лиц (помимо супругов) с собственником жилого помещения, отсутствие у них с собственником общего бюджета, общих предметов быта, неоказание взаимной поддержки друг другу и т.п., а также выезд в другое место жительства могут свидетельствовать о прекращении семейных отношений с собственником жилого помещения.

Казалось бы, довольно странно рассуждать о том, что дочь может быть бывшим членом семьи по отношению к матери, а мать бывшим членом семьи по отношению к дочери. Однако, с точки зрения судебной практики, в этом нет ничего незаконного. Например, в указанном выше определении Верховного Суда Российской Федерации указывается, что возможность признания детей бывшими членами семьи их родителя - собственника жилого помещения в случае достижения такими детьми дееспособности в полном объеме действующим жилищным законодательством не исключается.

Указанная практика судов требует, чтобы граждане более внимательно относились к тому, каким образом оформляются их жилищные права. Хорошие личные отношения с владельцами жилья является слабой гарантией сохранения прав на жилье в случае возникновения спора в суде. В этом случае потребуется предъявить более объективные доказательства, о которых стоит побеспокоиться заранее.


Информация, предоставленная в настоящей статье, не является юридической консультацией и может оказаться неприменимой в Вашей конкретной ситуации. Для получения квалифицированной платной или бесплатной юридической помощи Вам следует обратиться к юристу (адвокату), специализирующемуся в соответствующих вопросах, предоставив ему имеющиеся документы.

Статья подготовлена на основе анализа нормативных правовых актов по состоянию на 02.03.2014, поэтому при использовании указанной информации необходимо учитывать изменения, которые будут внесены в законодательство после этого.

 

02.03.2014
Mожем ли мы
оказать вам
помощь
Онлайн-
обращение
Часто
задаваемые
вопросы
Считая нужным, однако, еще больше помочь простому народу, он позволил всякому гражданину выступать в защиту потерпевшего и требовать наказания преступника. Если кого-нибудь били, производили над ним насилие, причиняли ему вред, всякий, кто мог или хотел, имел право жаловаться на преступника и преследовать его судом: законодатель правильно поступал, приучая граждан сочувствовать и соболезновать друг другу и быть как бы членами единого тела. Есть упоминание об одном ответе Солона, имеющем смысл, одинаковый с этим законом. Когда его, по-видимому, кто-то спросил, какое государство самое благоустроенное, он отвечал: «То, в котором не потерпевшие обиды преследуют судом и наказывают обидчиков не менее, чем потерпевшие».

Плутарх. Сравнительные жизнеописания (о Солоне и его законодательстве, относящемся к 594 году до н.э.)