Пенсия и смешанный стаж на Крайнем Севере

pagetitle

На протяжении многих лет одним из наиболее спорных пенсионных вопросов является вопрос о повышении страховой (трудовой) пенсии по старости в связи с тем, что работник имеет небольшой стаж работы в районах Крайнего Севера и большой стаж в приравненных к ним местностях.

Ранее этот вопрос возникал в связи с применением пункта 7 статьи 14 Федерального закона от 17.12.2001 № 173-ФЗ «О трудовых пенсиях в Российской Федерации», согласно которому лицам, проработавшим не менее 15 календарных лет в районах Крайнего Севера и имеющим страховой стаж не менее 25 лет у мужчин или не менее 20 лет у женщин, не имеющим на иждивении нетрудоспособных членов семьи, фиксированный базовый размер страховой части трудовой пенсии по старости устанавливается в сумме 3 843 рублей в месяц.

В настоящее время основным является уже другой закон – Федеральный закон от 28.12.2013 № 400-ФЗ «О страховых пенсиях», но данный вопрос также сохраняется. Это связано с тем, что согласно части 4 статьи 17 данного закона лицам, проработавшим не менее 15 календарных лет в районах Крайнего Севера и имеющим страховой стаж не менее 25 лет у мужчин или не менее 20 лет у женщин, устанавливается повышение фиксированной выплаты к страховой пенсии по старости и к страховой пенсии по инвалидности в сумме, равной 50 процентам суммы установленной фиксированной выплаты к соответствующей страховой пенсии.

Как следует из указанных норм, на первый взгляд они касаются только случаев, когда имеется стаж работы в районах Крайнего Севера не менее 15 календарных лет.

Однако, если повнимательнее прочитать те же статьи законов, то окажется, что эти нормы теоретически можно применить и к тем пенсионерам, у которых имеется всего один день стажа работы в районах Крайнего Севера, а значительная часть стажа (примерно не менее 20 лет) приходится на приравненные к ним местности.

Это применение возможно исходя из того, согласно пункту 7 статьи 14 Федерального закона от 17.12.2001 № 173-ФЗ и части 6 статьи 17 Федерального закона от 28.12.2013 № 400-ФЗ лицам, работавшим как в районах Крайнего Севера, так и в приравненных к ним местностях, при определении количества календарных лет работы в районах Крайнего Севера в целях установления повышения фиксированный базовый размер страховой части трудовой пенсии или фиксированной выплаты к страховой пенсии по старости и к страховой пенсии по инвалидности каждый календарный год работы в местностях, приравненных к районам Крайнего Севера (далее – МКС), считается за девять месяцев работы в районах Крайнего Севера (далее – РКС).

Несложный расчет показывает, что при указанной формуле (1 год за 9 месяцев), например, 20 лет работы в МКС равняется 15 годам работы в РКС.

Длительное время указанный теоретический подход работал и многие граждане получают повышенный размер пенсии всего лишь при наличии нескольких дней работы в РКС, но при большом стаже в МКС. Эти несколько дней могли быть самостоятельной, но краткосрочной работой в районах Крайнего Севера, а могли быть и командировками в эти районы.

Однако начиная с 2012 года данная практика резко поменялась в связи с появлением разъяснений практики применения указанных норм в отношении работников плавсостава. В отношении остальных категорий работников начали применять такой же подход по аналогии.

По нашим данным, одним из первых документов, предусматривающих этот поворот стало определение Верховного Суда Российской Федерации от 13.01.2012 № 1-В11-11.

До настоящего времени эта практика не изменилась. Она сводится к следующему.

По мнению суда, то обстоятельство, что судно, на котором работал пенсионер, во время совершаемых рейсов заходило в порты, расположенные в районах Крайнего Севера, не может служить основанием для вывода о смешанном стаже работы в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, поскольку данная работа должна носить стабильный характер и производиться в организациях, расположенных в этих районах.

Также суд указывает, что для расчета пенсионного стажа моряков, находящихся в плавании, такой порядок неприменим, потому что в этом случае пришлось бы исключать из этого стажа все периоды нахождения судна в местах, не отнесенных к районам Крайнего Севера и в приравненных к ним районах, включая время нахождения судна в открытом море или время стоянки его в несеверных портах. Такой расчет пенсионного стажа привел бы к его неизбежному уменьшению и ухудшению правового положения работников.

Аналогичные выводы содержатся, в том числе в определении Верховного Суда РФ от 05.04.2013 № 75-КГ13-9 и других определениях.

Таким образом, выявив отдельные факты того, что климатические условия труда изменяются, суд сделал общий вывод, что ко всем работникам плавсостава не должны применяться указанные нормы пенсионного законодательства о повышении пенсии.

Какое-либо более развернутое социально-экономическое обоснование такого подхода отсутствует в судебных актах.

Единственное правовое обоснование суда сводится к следующим положениям законодательства.

Во-первых, суд ссылается на Правила исчисления периодов работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости в соответствии со статьями 27 и 28 Федерального закона «О трудовых пенсиях в Российской Федерации», утвержденные постановлением Правительства Российской Федерации от 11 июля 2002 года № 516.

Согласно пункту 4 данных Правил, в стаж работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости (в том числе стаж в РКС или МКС), засчитываются периоды работы, выполняемой постоянно в течение полного рабочего дня.

Хотя данные Правила принимались еще в 2002 году, фактически они применяются до сих пор, поскольку отсутствуют более новые правовые акты по этому вопросу.

Суд не установил, что следует понимать под постоянной (стабильной) работой. Неделя, месяц или год? Сложившейся судебной практики по этому вопросу также нет. Известно только то, что краткосрочные командировки (до недели) не признаются судами в качестве постоянной работы в РКС.

Во-вторых, суды ссылаются на место регистрации судна и место регистрации работодателя (рабочего места). Если эти места регистрации находятся за пределами РКС, в повышении пенсии по указанным основаниям будет отказано.

Например, в отношении плавсостава суды ссылаются на то, территориальная принадлежность морского судна определяется месторасположением порта приписки судна, а под портом приписки судна понимается порт, в котором осуществлена регистрация судна (ч. 1 ст. 130 ГК РФ, ст. 33 КТМ РФ). На основании этого же правила, по мнению судов, определяется и территориальность трудовой деятельности членов экипажа судна. Следовательно, фактическое место работы не имеет правового значения.

По аналогии такой же подход используется и к иным работникам. Например, если работодатель находится не в РКС, а работник направлен в командировку в РКС, то повышение также не производится.

Довод о длительном нахождении работников плавсостава в северных морях и портах судами также отвергается. По мнению судов, действующее законодательство, устанавливая перечень районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей, не предусматривает включение в их состав морей и океанов, в связи с чем как время нахождения судна в плавании, так и время его краткосрочной стоянки в портах, расположенных в таких местностях, не могут быть засчитаны в специальный стаж без учета территориальной принадлежности судна, определяющейся по порту его приписки.

Аналогичные разъяснения были даны в Обзоре судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за 1 квартал 2012 года, утвержденном Постановлением Президиума Верховного Суда Российской Федерации от 20 июня 2012 года, а также в определениях от 22.03.2013 № 75-КГ12-15, от 12.04.2013 № 75-КГ13-10, от 29.03.2013 № 75-КГ12-13, от 01.03.2013 № 75-КГ13-6, от 01.03.2013 № 75-КГ13-5, от 15.02.2013 № 75-КГ12-18, от 15.02.2013 № 75-КГ12-17, от 01.02.2013 № 75-КГ12-20, от 13.01.2012 № 1-В11-11.

Примеры других подходов почти отсутствуют. Тем не менее в случаях, когда работникам удается собрать доказательства длительной и постоянной работы в РКС, суды соглашаются с тем, что можно отступить от обязательного соблюдения принципа порта приписки судна (например, определение Верховного Суда РФ от 02.08.2013 по делу № 64-КГ13-4).

Таким образом, с учетом указанной судебной практики крайне затруднен учет фактических климатических условий труда. Однако изменить указанную практику может только сам Верховный Суд или законодатель или Правительство Российской Федерации.

По нашему мнению, предпосылки для такого шага имеются. Прежде всего, норма о постоянном месте работы должна получить конкретизацию в виде конкретного количества дней работы в РКС.

Кроме того, правила, определяющие территориальную принадлежность судна, тяжело применить к трудовым отношениям. Нормы статей 29, 33 и 35 Кодекса торгового мореплавания Российской Федерации и Правил регистрации судов и прав на них в морских портах, утвержденных приказом Минтранса РФ от 09.12.2010 № 277, не регулируют трудовые и пенсионные отношения.

Как следует из статей 130, 131 Гражданского кодекса Российской Федерации, указанных статей КТМ РФ, Правил регистрации судов и прав на них в морских портах, утвержденных Приказом Минтранса России от 9 декабря 2010 г. № 277, статьи 23 Кодекса торгового мореплавания СССР (действовавшего с 01.10.1968), Правил регистрации судов в морских торговых портах, утвержденных Министерством морского флота СССР 14.07.1971, регистрация судов и прав на них выполняла и выполняет исключительно административные функции.

В связи с особыми условиями эксплуатации судов и требованиями безопасности государство (по аналогии с иными особыми объектами прав) осуществляет их государственный технический учет и учет прав на них, что облегчает осуществление государственного надзора за эксплуатацией судов и деятельностью судовладельцев.

При этом как ранее, так и в настоящее время отсутствует какая-либо обязательная увязка порта приписки (порта регистрации судна) и территории, на которой оно может эксплуатироваться.

Допустимые районы эксплуатации судна определяются техническими характеристиками судна и свидетельством о годности к плаванию. Длительное время судно может не заходить в порт приписки. Аналогично, экипаж судна может проживать и работать не в порту приписки, а в любом населенном пункте, в любом районе или местности. 


Оговорка о характере информации, содержащейся в настоящей статье

Информация, предоставленная в настоящей статье, не является юридической консультацией и может оказаться неприменимой в Вашей конкретной ситуации. Для получения квалифицированной платной или бесплатной юридической помощи Вам следует обратиться к юристу (адвокату), специализирующемуся в соответствующих вопросах, предоставив ему имеющиеся документы.

Статья подготовлена на основе анализа нормативных правовых актов по состоянию на 24.06.2016, поэтому при использовании указанной информации необходимо учитывать изменения, которые будут внесены в законодательство после этого.

24.06.2016
Mожем ли мы
оказать вам
помощь
Онлайн-
обращение
Часто
задаваемые
вопросы

Все наши сетования по поводу того, чего мы лишены, проистекают от недостатка благодарности за то, что мы имеем

Даниэль Дефо